Жадный поп

Жили были старик со старухой. Жили, горе мыкали, день не евши, а два голодом.

Пришла беда — отворяй ворота: умерла старуха.

Побрел старик к попу. Кланяется, со слезами просит:

— Потрудись, батюшка, отец духовный, надо старуху похоронить.

— А есть ли у тебя деньги за похороны заплатить? В долг не поверю, давай вперед.

— Каюсь, батюшка, нет у меня ни копейки. После заработаю и сполна все, что следует, твои труды заплачу.

— Ну нет, сказано — деньги вперед, а коли денег нет, ступай, откуда пришел.

Вышел старик на улицу.

«Как быть? — думает. — Дай пойду на кладбище, вырою могилу и сам похороню старуху, — что станешь делать!»

Взял лопату и пошел на кладбище. Только верхний слой земли снял, как со звоном ударилась лопата о что-то. Глянул, а в земле котелок чугунный доверху золотыми монетами насыпан.

Блестит золото, как жар горит. Обрадовался старик:

— Хватит и на похороны, и на поминки!

Выкопал могилу, прихватил котелок с золотом и пошел домой.

Закупил все, что надо для поминок, взял червонец и пошел к попу.

Поп неласково встретил старика:

— Чего ходишь? Сказано тебе: без денег не стану хоронить.

— Не сердись, батюшка. Сделай милость, похорони старуху честь-честью, а за труды прими вот червонец.

Золото попу — что сметана коту. Взял червонец и стал такой ласковый — не знает, куда старика посадить, какими словами улестить.

— Ну, свет, чадо мое духовное, все дело справим, как лучше и быть нельзя.

Поклонился старик:

— Спасибо, батюшка. И ушел.

А поп показал деньги попадье.

— Видишь, прикидывался старый чёрт сиротой казанской, норовил обмануть, в долг без отдачи похоронить старуху, а как туго пришлось, так золотой нашелся. Много мне на своем веку довелось отпевать и знатных покойников, а столько никогда не получал.

Позвал поп дьякона, псаломщика, и похоронили старуху честь-честью, как следует.

Старик пригласил попа помянуть покойницу.

Поп в избу ступил и глазам не верит — откуда что взялось у бедного старика! И вино, и закуски, и кушанья разные — стол ломится: пей, ешь, душа — мера.

Пообедали гости, поблагодарили старика за угощение и разошлись по домам.

Поп выждал и, как последний гость ушел, стал старика выспрашивать:

— Послушай, свет, чадо мое, покайся отцу духовному, не оставляй греха на душе. Был ты всегда гол, как сокол, можно сказать, самый бедный человек изо всех моих прихожан, а вот теперь откуда что взялось — всего вдоволь. Скажи мне на духу, может быть, душу чью загубил, обобрал кого?

— Что ты, батюшка, истинную правду говорю, вот тебе крест: не крал, чужого не брал и не убивец я. Золото само мне в руки далось. Вот так и так дело было, — и рассказал попу все по порядку, как клад нашел.

Выслушал поп стариковы речи про котелок с золотом и от жадности затрясся весь, места держаться не может, руки, ноги дрожат.

Ушел домой, а котелок с червонцами из ума нейдет. Ни О чем, кроме золота, и думать не может, по ночам не спит.

Стала попадья допытываться:

— Ты чего, батюшка, после похорон стал сам не свой, уж не сглазил ли кто тебя? Дай-ка с уголька спрысну.

Рассказал поп попадье про золото, и стали они думать, как бы кладом завладеть. И придумал поп:

— Слушай, мать, не пожалей нашего козла — будут червонцы наши.

— Чего старого козла жалеть, — отвечает попадья, — будут деньги, будет и козел.

И вот зарезал поп козла, натянул на себя козлиную шкуру со всем как есть: с рогами и с бородой.

— Бери, мать, иглу с толстой ниткой, зашей шкуру, чтобы не сваливалась с меня.

Попадья взяла толстую иглу и суровой ниткой прочно зашила на попе козлиную шкуру.

В самую полночь пробрался поп к стариковой избе и ну стучать да царапаться под окном.

Услышал старик, слез с полатей, подошел к окну и спрашивает:

— Кто там?

— чёрт.

— Чур меня, чур! — завопил старик и стал молитву читать.

— От меня не зачураешься, не открестишься, — поп кричит за окном. — Отдай лучше подобру котелок с золотом, не то худо тебе будет. Ведь я тебя в горе пожалел, клад показал. Думал, немного возьмешь на похороны, а ты и всё унес.

Глянул старик в окно, да так и обмер. Машет поп козлиной головой. И рога и бороденка, ну, чёрт и чёрт.

Подумал: «Да ну его совсем, с нечистым золотом-то! Жил раньше без денег и впредь без них проживу».

Выбежал на крыльцо, выкинул котелок с золотом:

— Пропади оно пропадом!

А поп подхватил деньги и пустился бежать. Воротился домой:

— Ну, мать, обманул старого дурака! Вот они, денежки-то, да все как есть золотые. Спрячь подальше.

Попадья котелок с деньгами спрятала в подполье. Поп говорит:

— Бери скорей нож, пори швы да снимай с меня козлиную шкуру, покуда никто не видал.

Стала попадья шов пороть, и полилась кровь. Заорал поп: — Ох, ох, больно! Не режь, больно, терпенья нет!

Стала пороть в другом месте — опять кровь, и опять закричал поп не своим голосом:

— Не режь, больно!

Кругом приросла к телу козлиная шкура. И уж чего они только не делали, как ни пробовали отпаривать — ничего не помогло.

Жаль было расстаться с деньгами, да делать нечего. Велел поп попадье:

— Отнеси старику это проклятое золото, авось избавлюсь тогда от козлиной шкуры.

Золото попадья отнесла, старику во всем повинилась, да и это не помогло.

Так до самой смерти и лежал поп на печи в козлиной шкуре, на глаза людям не показывался.

под редакцией Михаила Шолохова

к главному разделу




ЦИТАТА ДНЯ:
Счастье - это жажда повторения.(Кундера М.)