Разговор с полтергейстом. Часть I


Нормальное в «аномальном»


В последнее время много пишется и говорится о так называемом полтергейсте, и может сложиться впечатление, будто это какое-то новейшее явление, которого никогда прежде не было. Но это не так. Полтергейст существует сейчас, существовал сто, двести, тысячу лет назад, существовал с самых незапамятных времен, существовал всегда. Также, говоря о полтергейсте, его по невежеству помещают в разряд аномальных явлений, между тем как он принадлежит к числу вполне нормальных, ибо не может быть признано аномальным то, что происходит и происходило всегда, то, что происходит к тому же в согласии с законами, уже известными.


Складывается впечатление, что большинство самодеятельных публикаций на эту тему имеет задачей посильнее напугать читателя. В действительности же все столь устрашающие гипотезы не имеют под собой ни малейшего основания и измышлены людьми, лишь «шапочно» знакомыми с этим предметом. Читать статьи, написанные бездарными фантастами, - не самое, как нам кажется, лучшее употребление, какое можно дать своему свободному времени.


«Полтергейст» - слово немецкое, и по-русски оно значит «беспокойный дух», «домовой». Речь, попросту говоря, идет о привидении.


«Полтергейст» - это один из терминов области знания и экспериментальной практики, именуемой спиритизмом. Полтергейст был изучен и во множестве примеров описан в специальной литературе уже более ста лет назад.


Один из самых чрезвычайных фактов этого рода, рекордный по разнообразию и странности проявления, без сомнения, тот, который имел место в 1852 году в Бергцаберге под Виссембургом (Рейнская Бавария). Он тем более примечателен, что объединяет в одном лице почти все виды самопроизвольных манифестаций: стук, будоражащий весь дом; опрокидывание мебели; бросание предметов незримой рукой, левитацию, видения и появления фигур, сомнамбулизм, экстаз, каталепсию, крики и различные звуки, включая игру музыкальных инструментов, происходящую сама собой, без контакта с человеческими пальцами; письменные и вполне разумные сообщения, а также многое тому подобное.


Не последней важности при этом было то обстоятельство, что эти факты, имевшие место в течение почти, что двух лет, равно как и другие им подобные, засвидетельствованы и подтверждены многочисленными и авторитетными очевидцами, заслуживавшими доверие в силу их образованности и занимаемого ими общественного положения.


По поводу подобных явлений немецкий писатель И.Г.Юнг-Штиллинг писал еще в самом начале XIX века: «Просто непостижимо, что столь серьезные и ужасные, столь живо воздействующие на наши чувства свидетельства продолжения жизни нашей после смерти производят на нас столь мало впечатления. Их боятся, как дети боятся пугала, и на этом все остается.


Вместо того чтобы поразмыслить над этим, вывести из этого плодотворные выводы и принять решения к улучшению жизни, люди рассказывают друг другу истории о появлениях духов для развлечения, словно сказки, и направляют воображенье свое на муки отошедших собратьев. А великий просвещенный мир смотрит невидящими глазами и не желает видеть, и видящих причисляет к мракобесам, принимает их и высмеивает. Не приведи Боже!»


Да, речь здесь идет именно о «свидетельствах продолжения жизни нашей после смерти», ибо полтергейст, согласно учению спиритизма, - проявление души умершего человека в нашем материальном мире.


Формы его выражения весьма разнообразны: стуки и специфические щелчки в мебели, стенах и полу, осязательные ощущения человека, подвергающегося воздействию (касания, удары и толчки), нависание без точки опоры и передвижение в воздухе неодушевленных предметов и живых существ (людей, равно как и животных), принесение предметов (апорт), звуки человеческого голоса и речи, имитация разнообразных шумов и наконец (но не в последнюю очередь) - различного рода видения: от появления рук или головы до материализации полной человеческой фигуры (плотность этих материализации может быть различна: от газообразной до осязаемо-твердой, и поэтому уместно говорить не только о видениях, но и о явлениях).


Философия спиритизма учит, что жизнь человека не заканчивается для него со смертью, но продолжается в иных, совершенно отличных от земных условий. Это возможно благодаря строению человека, которое, согласно спиритизму, трехчастно: физическое тело + перисприт (флюидическое, или энергетическое, тело) + душа (или дух). Все неясности и недоразумения происходят из-за того, что человек при нынешнем уровне его развития не знает и не сознает своей действительной природы: он считает и верит, что он есть физическое тело, тогда как на самом деле он - бессмертный дух, который поочередно пользуется разными телами, переходя из одной стадии своего существования в другую.


При смерти тела пользовавшийся им как орудием дух попадает в мир иных законов и отношений и какое-то время отдыхает после материальной жизни, а затем в очередной раз выбирает себе другое тело и в него воплощается.


Некоторые из духов, временно лишенных тела, могут желать вступить в общение с нами, обитателями земного материального мира. Однако всякое общение, как известно, имеет свои законы. Имеет их и общение с миром духов. Главный из этих законов гласит, что для общения воплощенных и развоплощенных необходим переводчик, посредник, называемый медиумом.


Медиум - это человек, обладающий экстрасенсорными возможностями и предоставляющий часть своей психо-энергетической энергии в распоряжение проявляющегося духа или духов. Этот процесс взаимного превращения энергий очень сложен и лишь приблизительно понятен некоторым из тех, кто им пользуется, что, впрочем, нисколько не умаляет значения их действия. Ведь и пианист-виртуоз может иметь лишь самое общее понятие об устройстве рояля, о природе звука и законах акустики, а то даже и вовсе не иметь его, и все же это не помешает ему быть отменным пианистом.


Когда этот процесс претворения энергий происходит спонтанно, без нашего согласия и ведома, то имеет место то, что называется полтергейстом. Когда же это общение происходит по нашему желанию и просьбе, то процесс общения, возникающий в результате этого, именуется спиритическим сеансом.


Если дух проявляется самопроизвольно, то это может иметь только две причины: либо он желает напугать людей, являющихся невольными свидетелями этих странных и, как им кажется, противоестественных явлений, либо он желает вступить с ними в общение.


Как бы то ни было, полтергейста не следует пугаться, поскольку он никакой опасности для жизни и здоровья людей не представляет, в противном случае контролирующие этот процесс высшие силы не позволили бы ему проявиться. Возникающее у невольного свидетеля чувство страха, со всеми вытекающими из него последствиями, - это единственная опасность, но происхождение ее в этом случае, как и во множестве других, субъективно и не может быть отнесено на счет объективно данного явления.


Однако совершенно неразумно и полностью игнорировать полтергейст, поскольку это раздражает духа и заставляет его изобретать все более впечатляющие способы воздействия на воплощенных. Гораздо естественнее и гуманнее, думается нам, попытаться вступить с ним в общение, ведь это, как правило, духи людей, умерших недавно и желающих передать что-то своим близким.


Для этого надо умело задавать ему вопросы, заранее условившись с ним о том способе, каким он будет давать свои ответы. Так, если это дух стучащий, то можно договориться с ним, что два удара значат «да», три - «нет», а один - «затрудняюсь дать ответ». А если это дух - левитирующий, то можно, например, условиться с ним так: вертикальное движение висящего в воздухе предмета (по аналогии с кивком) означает «да», горизонтальное же движение, т.е. из стороны в сторону, а не вверх-вниз, как предыдущее, означает «нет» (по аналогии с качанием головы) и наконец - вращение по кругу будет соответственно означать «затрудняюсь ответить».


После этого надо задавать ему недвусмысленные вопросы, т.е. вопросы, предполагающие ответом либо только «да», либо только «нет». Если вы будете достаточно умелым, то узнаете, чего хочет от вас дух. Исполнив, по мере возможности, его просьбу, вы наверняка избавитесь от полтергейста.


Явления такого рода сами по себе чрезвычайно любопытны, но важно то, что они - для тех, кто умеют правильно подойти к ним, - в высшей степени поучительны, так как благодаря им, люди стихийно приучаются к занятиям практическим спиритизмом. Главный урок, который это явление помогает человеку извлечь, - это убежденность в том, что жизнь человека продолжается и после смерти. Проблема индивидуального бессмертия, неужели же она представляется современным людям настолько уж незначительной вещью, что от нее позволяют себе отмахиваться, словно от назойливой мухи? Тем более что решается она здесь самым положительным образом.


Помочь людям осознать реальность индивидуального бессмертия нашего - в этом единственное назначение явления, названного полтергейстом.


Сознание этого факта приводит человека к более глубокому пониманию своей природы, и он вдруг уразумевает, что коль скоро он остается жив после смерти своего тела, то, значит, он есть не это тело, но что-то иное. Идя по этому пути, человек в познании себя, жизни и Вселенной уходит очень далеко, и при таком подходе явление полтергейста оказывается преддверием в область духовных истин, духовного знания и всех магических и оккультных наук.


Основополагающими трудами в этой области являются сочинения французских философов-спиритов Аллана Карде (1804-1869) и Леона Дени (1847-1927). Всякий разговор о спиритизме без благодарного упоминания имен этих двух мыслителей представляет собой некомпетентное, дилетантское умствование, поскольку именно им обоим обязаны мы тем, что бесчисленные, разрозненные факты и идеи составились в стройное, гармоничное, всеобъемлющее мировоззрение.


Приведем фрагмент «Книги медиумов» А.Кардека, имеющий самое непосредственное отношение к затронутой здесь теме. Данный фрагмент приводим в новом нашем переводе.


О привидениях


Физические проявления имеют целью привлечь наше внимание к чему-либо и убедить нас в присутствии силы, превосходящей человека. Высокие духи не занимаются таким родом проявления; они пользуются для произведения их низшими духами, как мы пользуемся слугами для грубой работы, и все это ради цели, которую мы только что указали. После того как цель эта раз достигнута, материальное проявление прекращается, потому что в нем больше нет необходимости. Один пример даст лучше понять это.


С некоторых пор в комнате одного из наших друзей стали раздаваться различные шумы, ставшие очень утомительными. Когда представился случай спросить дух его отца через пишущего медиума, он узнал, что от него хотели, сделал то, что ему советовали, и с той поры он больше ничего не слышал. Следует отметить, что лица, имеющие более регулярное и легкое средство общения с духами, имеют значительно реже манифестации этого рода, что и понятно. Раз регулярные отношения с ними установлены, то стуки оказываются бесполезны и потому не имеют места. В барабан перестают бить после того, как разбуженные солдаты поднялись.


Самопроизвольные проявления не всегда сводятся к шумам и стукам; иногда они превращаются в настоящий грохот и пертурбации; мебель и различные предметы оказываются опрокинутыми, самые разные вещи выброшенными наружу, двери и окна распахнуты и затворяемы незримыми руками, оконные стекла разбиты, что не может быть списано на счет иллюзии.


Опрокидывание мебели и предметов зачастую очень действенно, но иногда оно имеет лишь видимость действительности. Слышится шум в соседней комнате, звон посуды, которая падает и с шумом разбивается, поленья перекатываются по полу; но стоит лишь войти в комнату - и все оказывается лежащим на своем месте и в полном порядке; затем, однако, когда выйдут, шум и грохот возобновляются.


Проявления этого рода ни редки, ни новы; мало таких местных хроник, кои не содержали бы какую-нибудь историю этого рода. Страх, без сомнения, зачастую преувеличивал факты, каковые принимали тогда катастрофически смехотворные очертания, переходя из уст в уста; предрассудок приходил на помощь, и дома, в коих явления эти происходили, оказывались признаны посещаемыми дьяволом, и отсюда же всевозможные чудесные и странные сказки о привидениях.


С другой стороны, коварство не упустило столь прекрасного случая поэксплуатировать людскую доверчивость, делая это главным образом в интересах личной выгоды. Можно, впрочем, понять, какое впечатление факты этого рода, даже сведенные к реальности, могут произвести на слабые характеры, предрасположенные образованием к предрассудочным идеям. Самое верное средство предупредить неудобства, кои явления эти могут иметь, поскольку нельзя помешать им произвестись - это дать узнать правду о них. Самые простые вещи делаются устрашающими, когда неизвестна их причина. Когда люди близко познакомятся с духами и те, кому они являются, перестанут верить, будто их преследует полчище демонов, они перестанут бояться их.


Явления этого рода часто имеют характер самого настоящего преследования. Мы знаем шестерых сестер, живших вместе и которые в течение многих лет по утрам находили платья свои разбросанными, спрятанными вплоть до чердака и крыши, разорванными и разрезанными на куски, какие бы предосторожности они ни предпринимали, чтобы закрыть одежду свою на ключ. Часто случалось, что люди, уже легшие спать, но еще не заснувшие, видели, как колышутся занавески, как затем с них, лежащих на постели, яростно срывают одеяла и выдергивают из-под них подушки, а сами они оказываются, приподняты в воздух на матрацах, а иногда даже и выброшены из постели.


Факты эти более часты, чем полагают: но те, кто являются их жертвами, чаще всего не осмеливаются об этом говорить из страха быть поднятыми на смех. Нам известно о том, что полагали излечить некоторых людей от того, что рассматривалось как галлюцинации, подвергнув их лечению, рассчитанному на сумасшедших, что сделало их действительно помешанными. Медицина не может понять этих вещей, потому что она допускает в причинах лишь материальный элемент, из чего следуют зачастую пагубные недоразумения. История со временем будет рассказывать о некоторых способах лечения, принятых в этом веке, как сегодня рассказывают о некоторых врачевательных способах и приемах средневековья.


Мы вполне допускаем, что некоторые факты являются делом козней и злонамеренности; но если, при всех констатациях, остается признанным, что они не суть дело рук людей, то надо тогда согласиться, что они суть дело рук дьявола, скажут одни, мы же говорим, что - духов; но каких духов, вот в чем вопрос.


Высшие духи, как среди нас люди значительные и серьезные, не развлекаются тем, чтоб поднимать шум. Мы часто вызывали низших духов, чтобы спросить их о побуждениях, каковые заставляют их таким образом нарушать людской покой. Большинство из них не имеет другой цели, кроме как позабавиться; то духи скорее легкомысленные, чем злые, которых забавляет страх, коих они вызывают, и напрасные поиски, каковые предпринимают, чтоб открыть причину суматохи.


Часто они упорствуют в преследовании одного какого-либо лица, которого им нравится раздражать и коего они преследуют из жилища в жилище; в других случаях они привязываются к какому-либо помещению без иного мотива, кроме собственного каприза. Иногда также это и месть, которую они осуществляют, как мы будем иметь возможность показать. В некоторых случаях их намеренье более похвально; они хотят обратить внимание и вступить в отношения, либо для того, чтоб дать полезное предупреждение лицу, к которому они обращаются, либо же для того, чтоб испросить что-то для себя самих.


Мы часто видели, как одни из них просят молитв, другие настойчиво просят выполнить от их имени какое-либо обещание, которое они выполнить не смогли или не успели; иные, наконец, желают в интересах их собственного успокоения исправить какое-либо дурное действие, совершенное ими при жизни. В общем, люди не правы, пугаясь их; их присутствие может быть докучным, но не опасным. Впрочем, можно понять желание, испытываемое людьми, освободиться от них, но только для этого обыкновенно делают как раз противоположное тому, что следовало бы делать.


Если это суть духи забавляющиеся, то чем серьезнее вы принимаете дело, тем больше они упорствуют, как озорные дети, которые докучают тем сильнее, чем больше из-за них теряют терпение, и которые нагоняют страх на трусов. Если б вы приняли мудрое решение самим смеяться над их дурными проделками, то в конце концов им бы их занятие надоело и они б успокоились. Мы знаем кое-кого, кто, вместо того чтоб раздражаться, побуждал их с вызовом сделать ту или иную глупость, доведя их до того, что по прошествии нескольких дней они оставили его в покое и больше не возвращались.


Но, как мы уже сказали, есть среди них и такие, побужденье которых не так легкомысленно. Вот почему всегда полезно знать, чего они, собственно, хотят. Если они о чем-нибудь просят, можно быть уверенным, что они прекратят свои посещения, как только желанье их будет удовлетворено. Самое лучшее средство просветиться на этот счет - это вызвать духа через посредство хорошего пишущего медиума; по его ответам можно будет сразу увидеть, с кем приходится иметь дело, и действовать соответственно; если это несчастный дух, милосердие требует общаться с ним с тем вниманием, коего он заслуживает; если это дурной шутник, то с ним можно не церемониться; если он злонамерен, то нужно молиться Богу, чтоб он сделался лучшим.


Независимо от причины молитва всегда может иметь лишь положительный результат. Но строгая серьезность заклинательных формул и экзорцизмов лишь смешит их, и они совершенно не принимают их в расчет. Если вы можете вступить в общение с ними, то не доверяйте шутовским и устрашающим квалификациям, кои они иногда дают себе, чтоб позабавиться над людской доверчивостью.


Эти явления, хотя и исполняемые низшими духами, часто провоцируются духами более высокого порядка с тем, чтобы убедить нас в существовании существ бестелесных и возможностями превосходящих человека. Отголоски этого, даже ужас, который это вызывает, привлекают внимание и в конце концов откроют глаза самым отъявленным скептикам. Эти последние находят более простым - списать явления эти на счет воображения, что есть объяснение очень удобное, избавляющее еще к тому же от необходимости объяснять что-либо еще; однако, когда предметы оказываются опрокинутыми или брошенными скептику в лицо, потребовалось бы весьма упрямое воображение, чтобы утверждать, будто подобные вещи не происходят, когда они произошли.


Когда обнаружено какое-либо действие, это действие необходимо имеет некую причину; если холодное и спокойное наблюдение доказывает нам, что действие это независимо от всякой человеческой воли и от всякой материальной причины, если к тому же оно обнаруживает очевидные признаки разумности и свободной воли, что является самым характеристическим признаком, то мы оказываемся необходимо вынужденными приписать его некоему оккультному разуму.


Каковы же эти таинственные существа? Это и есть то, что спиритические исследования позволяют нам узнать наименее опровержимым образом чрез средства, кои они дают, чтобы сообщаться с ними. Эти исследования, помимо того, дают нам узнать то, что есть действительного, ложного или преувеличенного в тех явлениях, в коих мы не отдаем себе отчета.


Если происходит некое странное явление: шум, перемещение предметов, даже появление человеческих форм, то первая мысль, которая должна прийти нам в голову, это та, что явление это обязано своим возникновением какой-то совершенно естественной причине, потому что причина эта есть наиболее вероятная; тогда надо изыскивать причину эту с величайшей тщательностью и допустить вмешательство духов лишь при достаточном на то основании; то есть средство не делать себе иллюзий. Тот, например, кто, не имея никого вокруг себя поблизости, получил бы пощечину или удар палкой по спине, видимо, не смог бы усомниться в присутствии некоего разумного существа.


Следует остеречься не только рассказов, кои могут быть, по меньшей мере, приукрашенными преувеличениями, но и собственных впечатлений, и не приписывать оккультного происхождения всему тому, что вам непонятно. Бесконечность очень простых и очень естественных причин может произвести следствия на первый взгляд странные, и было бы истинным предрассудком во всем видеть духов, занятых опрокидыванием мебели, битьем посуды, подстрекательством тысяча и одной домашней ссоры, кои более разумно отнести на счет нашей собственной неловкости.


Объясненье, даваемое движенью инертных тел, естественно относится ко всем самопроизвольным явлениям, кои мы только что рассмотрели. Шумы, хотя они и более сильны, нежели стуки, раздающиеся внутри стола, имеют одну и ту же причину: предметы оказываются брошенными или перемещенными той же силой, какая приподнимает всякий иной предмет. Одно обстоятельство даже приходит здесь в поддержку этой теории.


Можно было бы спросить себя, где находится медиум в подобных случаях. Духи сказали нам, что в подобных обстоятельствах всегда есть кто-то, чья энергия претворяется без его ведома. Самопроизвольные проявления редко происходят в местах действительно уединенных; они почти всегда случаются в обитаемых домах и лишь в силу присутствия некоторых лиц, оказывающих невольно определенное влияние; эти лица являются настоящими медиумами, сами того не сознающими, и коих мы по этой причине называем медиумами природными; они соотносятся с остальными медиумами так же, как природные сомнамбулы с сомнамбулами гипнотическими, и в той же мере достойны внимательного изучения.


Вольное или невольное вмешательство лица, одаренного особой способностью к производству этих явлений, кажется необходимым в большинстве случаев, хотя есть среди них и такие, где дух как бы действует сам; но тогда может оказаться, что он черпает животный флюид где-то в другом месте, а не у присутствующего лица. Это объясняет, почему духи, непрестанно нас окружающие, не производят мгновенных пертурбаций. Прежде нужно, чтобы сам дух хотел этого, чтоб у него была цель, побуждение, без этого он не сделает ничего.


Затем нужно, чтоб он нашел точно в том месте, где б он желал проявиться, лицо, способное ему содействовать, а это уже совпаденье, встречающееся довольно редко. Как только такое лицо появится, он появленьем его тут же воспользуется. Но, несмотря на соединенье благоприятных обстоятельств, ему еще может помешать в этом превосходящая его воля, коего не позволила б ему действовать по своему усмотрению. Ему может быть позволено сделать это лишь в определенных пределах и в случае, если б эти проявления были признаны полезными, пусть как средство убеждения либо как испытанье лицу, являющемуся их объектом.


Источник www.lechebnik.info

Автор Павел Гелева

к главному разделу




ЦИТАТА ДНЯ:
Времени нет, есть только мгновение. И поэтому в одно это мгновение надо полагать все свои силы.(Толстой Л. Н.)